Волшебные грезы на Власьевской

30 Декабря 2009
Сюжет знаменитого фильма «Человек с бульвара Капуцинов» давно стал классикой приключенческого жанра, однако тихий Ярославль знавал не менее отважных пионеров киноискусства. Не случайно в учебниках по киноведению по сей день значится имя ярославца Григория Либкена – коммерсанта и киномана, фигуры яркой, многогранной и талантливой. Будучи евреем по происхождению, Григорий Либкeн вынужден был принять крещение, чтобы покинуть предписанную тогдашним законом черту оседлости. Выбрав волжский город Ярославль своим Эльдорадо, он снискал здесь и репутацию отчаянного авантюриста, и весьма солидное состояние. Возможно, именно он создал в Ярославле первую сеть фирменных магазинов, открыв «образцовые колбасные» на самых престижных улицах города: Власьевской (Свободы), Екатерининской (Андропова), Духовской (Республиканской).

По воспоминаниям людей посвященных, не обошлось без мошеннических записей в бухгалтерских книгах, однако торговать Либкен, конечно, умел. В неспокойное время стачек и забастовок он вовремя шел на уступки персоналу и одним из первых в городе сократил часы работы в праздничные дни. Что же касается покупателей, то здесь любезность и предупредительность Либкена не знали границ. Рекламные объявления в прессе заговорщически приобщали клиента к искусству чревоугодия. Трудно было не откликнуться на такие, к примеру, строчки: «В колбасном моем магазине более 1000 окороков приготовлены к празднику. Большой выбор пулярдок, каплунов, всевозможные паштеты. Только что получены омары. С почтением, Г. Либкен».

Успехи Либкена не просто вызывали зависть, они раздражали. Именно Григорию Либкену более всех досталось в жестоком еврейском погроме 1905 года, ставшем позорным пятном на репутации нашего города. Один за другим магазины Григория Ивановича были опустошены толпами хулиганов и черносотенцев, а затем и прибывшими для подавления беспорядков казаками, прихватившими в качестве «улик» массу окороков, колбас и икры.

Однако даже столь суровым испытаниям не удалось сломить дерзкий характер Григория Либкена. Выстроенный им трехэтажный особняк на Власьевской выделялся на фоне соседних домов не только размерами, но и оригинальным фасадом. Ныне этот памятник ярославского модерна известен как здание аэроклуба, где начинала свою дорогу к звездам легендарная ярославна Валентина Терешкова. Однако устремленным к небу этот дом казался и в начале прошлого столетия. В чудо-доме на Власьевской поместились и магазин, и престижная частная гимназия, арендовавшая помещение у колбасного короля.

Но главное, именно здесь расположился один из самых первых и популярных ярославских кинотеатров – «Волшебные грезы».

Синематограф, покорявший неискушенные сердца провинциальных обывателей, стал настоящей страстью и для Григория Либкена. Говорят, даже в своих магазинах Либкен предлагал билеты в кино – в качестве бонуса за оптовую покупку. Кстати, способствуя популяризации киноискусства в Ярославле, наш колбасник ввел в обиход «небывалый вид рекламы». В людных местах города прибивались блокноты с программой киносеансов и надписью: «просим оторвать один листок». Ежедневная программа ярославских «электротеатров» состояла из нескольких частей, ориентируясь на самые разные категории зрителей. Днем в «Волшебных грезах» шли научные картины для юношества и комические зарисовки, предвосхитившие по духу знакомый нам «Ералаш». Вечерние сеансы для взрослых были насыщены политической хроникой и душещипательными мелодрамами. Прочтем, к примеру, воскресную афишу столетней давности: «Программа c 4 до 11 часов вечера. I отделение: «Третья государственная Дума», «Крушение поезда в Германии», «Злой рок судьбы». II отделение: «Источник юности», «Измена дьявола». III отделение: «Наказанная ревность». В антрактах играет оркестр малолетних преступников…»

Киноленты, имевшие успех у ярославского зрителя, Григорий Иванович сдавал в аренду владельцам других кинотеатров, и очень скоро филиалы прокатной конторы Либкена появились в Екатеринбурге, Иркутске, Ташкенте и даже в столице. Подавляющее большинство шедших в России фильмов были зарубежными, однако ярославский колбасник вознамерился исправить ситуацию в отечественном кинопроизводстве. В 1910 году на берегу Которосли в районе Подзеленья он открыл собственную студию, cтавшую одной из первых отечественных кинофабрик. Режиссером в мастерской акционерного общества «Г.И. Либкен» долгое время работал Николай Ларин, впоследствии прославившийся в эмиграции, оператором – известный ярославский художник Петр Мосягин.

Первые опыты ярославского «Голливуда» были весьма примитивными зарисовками, как правило, инсценировавшими популярные песни: «Догорай, гори, моя лучина», «Коробейники», «Ехал с ярмарки ухарь­купец». Однако постепенно киностудия Либкена осваивала и драматический жанр. Фильм «Дочь купца Башкирова», основанный на материалах уголовного дела, стал одной из самых ранних игровых картин российского кинематографа, а «Понизовая вольница» о Стеньке Разине – одним из первых отечественных кинобоевиков. Кстати, эпопея о казачьем атамане с участием многотысячной массовки снималась на виду у всего Ярославля – на Верхнем острове. Даже в годы революции и гражданской войны ярославская киностудия как нельзя лучше отвечала запросам требовавшей зрелищ публики. Сперва здесь освоили жутковатую, но популярную «Распутиниаду», а затем – полные светлого оптимизма коммунистические агитфильмы. Что же касается самого Либкена, то в советском государстве ему уже не светило больших ролей. Оборудование национализированных колбасных отправилось в цеха кондитерской фабрики «Путь к социализму», а в чудо­доме на Власьевской вскоре обосновались герои будущего – отважные осовиахимовцы.

Приключения ярославского колбасника, возможно, могли бы послужить сюжетом для захватывающего и поучительного фильма, вот только жизнь оставила его без хеппи­энда. И все же старый дом на бывшей Власьевской по­прежнему рвется в небо, напоминая прохожим о «волшебных грезах» своего хозяина.

Автор: Мария АЛЕКСАНДРОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Из истории  Из истории женского образования в Ярославле 18.11.2009 По окончании затянувшихся каникул ярославские школьники возвратились к занятиям. Юные ярославны сегодня ни в чем не отстают от сверстников, а нередко и превосходят своими успехами сильный пол. Кажется, так было всегда, и трудно представить, что возможность учиться наравне с мальчиками ярославские барышни получили сравнительно недавно. А ведь еще сто лет назад для поступления в обычную школу девочкам приходилось выдерживать нешуточный конкурс – пять человек на место. О необходимости женского образования в России заговорили еще при Екатерине Великой, однако вплоть до середины XIX века воспитание девочек оставалось преимущественно домашним. На Ярославской земле первые ростки женского образования пробились еще при Александре I. В 1816 году учитель рисования Луи Дювернуа открыл здесь институт благородных девиц, а чуть позднее выпускница Смольного института Н.К. Неманн основала женский пансион. Основное место в программе этих учебных заведений занимали музыка, живопись и рукоделие, а знакомство с общеобразовательными дисциплинами было весьма поверхностным. К примеру, курс точных наук ограничивался здесь азами арифметики и навыками экономного ведения домашнего хозяйства. Стоит ли упоминать, что обучение в подобных заведениях было чрезвычайно дорогим, а сами заведения оставались строго сословными, предназначаясь лишь для молодых дворянок. Девочки из непривилегированных сословий в лучшем случае могли получить лишь начальное образование в церковно­приходской школе или народном училище. На Деда Мороза надейся, а сам не плошай Из истории  На Деда Мороза надейся, а сам не плошай 30.12.2014 или Что ярославцы дарили на Рождество сто лет назад