Город с физиономией

27 Мая 2009
О красоте древнего Ярославля за тысячу лет сказано немало, но, пожалуй, самую меткую его характеристику оставил в середине позапрошлого столетия Иван Сергеевич Аксаков: «Город белокаменный, веселый, красивый… Город с физиономией». По знакомым чертам физиономии, по приветливой улыбке старинных улиц можно прочесть и характер города, ведь каждая эпоха оставила свой штрих в архитектурном портрете Ярославля.Град ЯрославаБез малого тысячу лет на остром мысе между Волгой и Которослью мудрый князь Ярослав «повеле народу рубити древеса и град созидати». Крепость, обнесенная деревянными стенами с башнями, надежно укрыла храмы, княжеский терем и дома дружинников, а за пределами Рубленого города вырастали монастыри и пестрели жилища простого люда: в XI – XIII веках полуземлянки, позднее – традиционные избы­пятистенки. Cредневековый Ярославль был сплошь деревянным, и лишь величавые соборы – Успенский в кремле да Спасо­Преображенский в Спасском монастыре – исполинами возвышались над обывательской застройкой. Время шло, и, оправившись от монгольского разорения, «приняв руку Москвы», Ярославль расправлял плечи. Окруженный новым земляным валом (современная ул. Первомайская), поднимаясь к небу шатрами деревянных церквей, изумляя неприступностью каменных стен Спасского монастыря, Ярославль эпохи Ивана Грозного издалека восхищал гостей богатым, поистине сказочным силуэтом.

Золотое время

С честью преодолев испытания Смутного времени, стремительно растущий город хорошел на глазах. На Земляном валу и по берегам рек вставали мощные башни – стражи Ярославля. Могущественные ярославские купцы, стараясь перещеголять друг друга, жертвовали басно­словные суммы на строительство роскошных храмов. Меньше чем за сотню лет в Ярославле появилось более 25 каменных церквей, составивших сокровищницу ярославского зодчества. К концу столетия в камне стали возводить и палаты зажиточных горожан. Высокие подклеты – глухие, полуподвальные этажи каменных построек – использовались купцами для хранения товаров, напоминая старинные сундуки­подголовники, использовавшиеся и вместо сейфа, и вместо подушки. Фасады нарядных ярославских церквей, митрополичьих и купеческих палат «примеряли» на себя элементы народного костюма – «кокошники», узорчатые «пояса» и, конечно, затейливые ленты изумительных изразцов, ставших гордостью Ярославля.

По единому лекалу

В 1702 году голландский художник Карл Лебрень нашел, что Ярославль «можно принять за один из лучших городов России». Екатерина Великая была более строга в приговоре, отрезав: «Прекрасен по ситуации и мерзостен по постройкам». Градостроительный бум, охвативший Россию с легкой руки императрицы, почти в одночасье изменил облик Ярославля. Строгая, «регулярная» планировка улиц требовала единства архитектурного стиля. Эталоном красоты провозглашалось наследие древних, и ярославские особняки обзавелись многоколонными портиками в духе античных храмов. В 1797 – 1803 годах вышло 13 «образцовых» альбомов, призванных помочь провинциальным зодчим освоить принципы ордерной классической архитектуры. Однако и в Ярославле грешили возведением «потемкинских деревень»: бывало, что внушительный фасад являлся всего лишь ширмой, скрывавшей несколько далеких от совершенства зданий. Таким долгие годы оставалось здание почтового магистрата, ныне – медицинская академия. Апологетом классицизма в Ярославле стал один из самых плодовитых архитекторов города – Петр Паньков. Зодчий­самоучка, ставший губернским архитектором, действовал с поистине имперским размахом, и его усилия не пропали даром. Классический, «паньковский» Ярославль спустя два века все еще удерживает позиции на центральных улицах, где симметричным пропорциям и стройным колоннадам Гостиного двора вторит силуэт беседки на Волжской набережной.

Метаморфозы «промышленного века»

Какой бы универсальной ни казалась ордерная система, к середине XIX столетия «образцовые фасады» успели набить оскомину. Купеческие особняки все чаще оспаривали авторитет дворянских усадеб, и в моду вошла эклектика, причудливо соединявшая самые эффектные штрихи различных стилей для украшения резиденций новых «хозяев жизни». Чего, к примеру, стоит один только «дом с атлантами», принадлежавший богачам Дунаевым, владельцам «Балканской звезды»! Однако все чаще в преддверии великих потрясений Россия обращалась к истокам. Поэты выводили на сцену народных героев, а архитектура воскрешала в памяти каноны древнерусского искусства. Обаянию «русского стиля» покорилcя и Ярославль, где часовня Александра Невского и надвратная Знаменская церковь – детища Николая Поздеева и Александра Никифорова – на все лады повторяли напевы народного зодчества.

«Серебряным веком» для российской архитектуры стал романтичный модерн. Пожарная каланча и знаменитый «Бристоль», возведенные по проектам Григория Саренко, экстравагант­ные особняки и доходные дома, появившиеся в Ярославле на заре XX столетия, приковывали взгляд дерзостью архитектурных решений и необычным изысканным декором. Яркие контрасты модерна воплощали трепетный пульс эпохи, каждым ударом предвосхищавший грядущие перемены. Однако новые, суровые времена с корнем вырвали побеги «архитектурной демократии».

«Мы наш, мы новый мир построим...»

Градостроительная мысль первых послереволюционных лет щедро использовала антитезы: «вместо города прошлого, мрачного и хаотического» советские архитекторы с воодушевлением создавали «город будущего – радостного и гармоничного». Советская архитектура праздновала победу над мещанскими ценностями прошлых эпох. Аскетичные фасады Бутусовского поселка, клуба «Гигант», жилых корпусов Резинокомбината воплощали постулаты «пролетарского стиля» – конструктивизма: рациональность, выразительность, простоту. Однако порвать со славным прошлым красавцу Ярославлю оказалось непросто. Известные острословы И. Ильф и Е. Петров, посетив наш город, свидетельствовали: «Церковные главы чешуйчатые, пупыристые, золотые и серебряные, прут отовсюду. Ярославль похож на пучок редиски. Только красные колонноподобные фабричные трубы спасают городской пейзаж от налета средневековья. Пока что на каждую церковь приходится по трубе. Но пятилетка нарушит это состояние равновесия…» В 30­-х годах пресловутый пучок редиса изрядно поредел под натиском антирелигиозной кампании. Закончились для Ярославля и смелые эксперименты архитекторов­авангардистов. Перед советскими зодчими была поставлена задача «полностью отразить величие и красоту социалистической эпохи», и по улицам Ярославля началось победоносное шествие «сталинского ампира». Помпезные колонны, триумфальные арки и безликие статуи в огромных нишах не теряли актуальности вплоть до эпохи типовых «хрущевок». Тем не менее даже во времена всеобщей стандартизации гигантомания оставалась в моде, одарив Ярославль собственной «Китайской стеной» и неуклюжей «Свечой» у ТЮЗа.

Грядущее тысячелетие готовит Ярославлю новые архитектурные аллегории, и элитные жилые комплексы не боятся звучных эпитетов. Кто знает, что поведают будущим поколениям беспристрастные здания – очевидцы столетий...

Автор: Мария АЛЕКСАНДРОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Свежий номер Горе луковое Из истории  Горе луковое 06.12.2017 Когда друзья и знакомые заводили речь о своих отцах, Алевтина Ивановна Таннер всегда отмалчивалась. Она и сейчас немногословна. За нее говорят архивные документы. Но на поминальный митинг у деревни Селифонтово Алевтина Ивановна, несмотря на преклонный возраст, приходит каждый год. Здесь установлен мемориал 187 жителям Ярославской, Костромской и Ивановской областей, которые по ложным обвинениям в антисоветской агитации были расстреляны. Из истории  Ярославль обрел домонгольскую историю 26.10.2010 Еще несколько лет назад ученые слабо представляли, каким же был наш город в домонгольский период. И вот благодаря раскопкам, которые велись последние пять лет в заповедной зоне Ярославля – при строительстве Успенского собора, реконструкции центральной части города, ученые-археологи получили бесценный материал, позволяющий сделать выводы о жизни древнего города.
Подписка онлайн.

Вы можете оформить подписку на печатную газету «Городские новости» прямо на сайте.

Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: