Бал правит ритм

16 Марта 2013
Четвертый день фестиваля «Джаз над Волгой» широким взмахом обозначил ответ на вопрос «Камо грядеши». Судя по всему, будущее джаза пролегает между суровых риффов – но в фарватере остается место для гармонии и мелодии

 


Как заметил неизменный и незаменимый ведущий «Джаза над Волгой» Владимир Борисович Фейертаг: «фестиваль джаза отличается от джазового концерта тем, что в нем представлены три непохожие друг на друга темы. Словно ты пробуешь три разные конфеты. Бывает горькая, бывает сладкая, а бывает такая, которую даже разворачивать не хочется». Не сбылось в этот вечер только последнее пророчество: каждый зритель нашел себе конфету по вкусу.
Первая джаз-команда была представлена саксофонистом Алексеем Терентьевым, контрабасистом Дмитрием Толочковым и барабанщицей Сашей Могилевич. Присутствие на сцене девушки –  всегда романтика (вне зависимости от жанра). А уж когда это не та «Женщина, которая поет», а лидер ритм-группы, действо тут же уходит в область чистой визуализации – по крайней мере, для сильной половины человечества. Впрочем, троица предельно аккуратно распределила партии. И никто не ушел обиженным…  На сей раз трио исполняло джазовые стандарты, но в его репертуар входят и современные мелодии. Дмитрий признался, что ему интересна еще и классическая академическая музыка.
- Это то, на чем вырастает человеческое существо, - объяснил музыкант.
- Джентльмены XXI века – объявил квинтет Азаата Баязитова Владимир Борисович Фейертаг… Программа выступления молодых московских музыкантов была выстроена весьма любопытно – от «Воспоминаний о Битлз» через «Танец чупокабры»,  и до «Короля легенды» (посвященной известному американскому писателю-фантасту Рею Бредбери). Получился некоторый намек на движение из прошлого в будущее – как раз в тот самый век, где мы все очутились. И где джаз, возможно, будет именно таким – запредельно мощным и при этом отстраненно-холодным. Однако меру музыканты, чувствовалось, знают - во время композиции лав-стори Леди Лариса можно было увидеть блестящие от слез глаза слушателей. В этой композиции гитарист Александр Папий отказался от своей специфической мимики и даже сыграл на акустическом инструменте.
- Я не говорю по-русски, но обязательно еще научусь! – на чистом русском языке открыл программу своего квартета «Blues & beyond» Себастьян Шарлье. «Великий и могучий» язык Себастьян (сам отчасти похожий на Портоса) начал осваивать после визита в Архангельск два года назад – то есть ему было все-таки проще, чем нам, ярославцам. Впрочем, что с нас за спрос, если до нынешнего фестиваля сам Владимир Фейертаг даже и не пытался искать исполнителей джазовой музыки, когда проездом посещал французскую столицу...
- Мы - джазмены, хоть и добавляем некоторые краски и оттенки блюза в то, что делаем – утверждал, тем не менее, лидер группы. Понятие "шарм", наверное, лучше всего охарактеризует образы музыкантов, а вот их музыку в простые определения уложить вряд ли получится. Проще всего было бы сослаться на классический блюз, который французы выучили с европейской педантичностью. Но если абстрагироваться от нот и ритма, а слушать всю программу квартета, как единое целое, ассоциации приходят самые смелые. Кто-то из знатоков после концерта даже обмолвился по поводу раннего Херби Хенкока. 
Концерт в филармонии сменился дружеским джем-сейшеном, начавшемся в джаз-центре где музыканты смогли познакомиться друг с другом ближе и совместно исполнить несколько ярких импровизаций.

Автор: Юлия КУСТОВА

Комментарии

Другие новости раздела «Культура»