Перед наступлением на Берлин

19 Апреля 2017
16 апреля 1945 года началась Берлинская операция – завершающая стратегическая наступательная операция советских войск с целью разгрома группировок немецко-­фашистских войск, обороняющихся на берлинском направлении, овладения Берлином и выхода на реку Эльба для соединения с войсками союзников.

Разведка боем

Для ее проведения привлекались войска 1-го Белорусского (командующий – маршал Г.К Жуков), 2-го Белорусского (командующий – маршал К.К. Рокоссовский), 1-го Украинского (командующий – маршал И.С. Конев) фронтов (в их составе две армии Войска Польского), а также часть сил Балтийского флота (адмирал – В.Ф. Трибуц), Днепровская военная флотилия (контр-адмирал – В.В. Григорьев), три корпуса ПВО страны.

За два дня до нашего наступления, то есть до Берлинской операции, 14 и 15 апреля, была проведена разведка боем на фронте 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов с целью боем уточнить огневую систему обороны противника, его группировку, определить сильные и наиболее уязвимые места его оборонительной полосы. Имелась и другая цель – не допустить заблаговременного отвода немцами своих войск, наоборот – заставить их подтянуть на передний край побольше живой силы и техники, чтобы при артподготовке наступления 16 апреля накрыть их огнем артиллерии и ударами авиации.

Это была не обычная разведка боем: к ее проведению привлекались огромные силы, и она проводилась теми воинскими частями, которые ранее вели бои на плацдарме, а вновь прибывающие войска к ее проведению не привлекались.

Так, в первый день операции в полосе 1-го Белорусского фронта разведку боем вели 32 усиленных стрелковых батальона, а во второй день по приказу маршала Жукова были введены в бой свежие силы, чтобы развить успех передовых батальонов.

Мне, лейтенанту-артиллеристу 2-го дивизиона 771-го артиллерийского полка 248-й стрелковой дивизии, временно исполнявшему обязанности начальника разведки дивизиона вместо выбывшего по ранению офицера, посчастливилось быть участником этих боев.

Дивизия наша (командир – генерал-майор Н.3. Галай) после захвата 2 февраля 1945 года плацдарма на реке Одер в течение двух месяцев вела бои за его расширение. Перед началом наступления по плану перегруппировки войск в течение 11 – 13 апреля она передала свой участок обороны 3-й Ударной армии и передислоцировалась на другой плацдарм в район города Кюстрина, вошла в полосу своей армии (5-й Ударной).

Поразить огнем

На прежнем месте для проведения разведки боем в интересах войск 3-й Ударной армии были оставлены стрелковый батальон 902-го стрелкового полка во главе с заместителем командира полка майором Цулуя и наш 2-й дивизии (командир – майор Фисун).

По долгу службы моей главной задачей являлось ведение разведки противника, его огневых точек: орудий, танков, дзотов, пулеметов, командных пунктов. В отличие от общевойсковой разведки поисками и засадами с целью захвата «языка» противника мы не занимались, а вели разведку наблюдением с наблюдательных пунктов; с помощью приборов засекали эти цели, определяли их точные координаты, чтобы в дальнейшем поразить их артиллерийским огнем.

Стрелковый батальон, который мы поддерживали огнем, совместно с танками должен был выбить немцев с первой позиции, захватить городок Ортвиг. В ночь перед боем саперы проделали проходы для танков и пехоты как в наших минных полях, так и у противника. Я обратил внимание на тот факт, что они в этой операции применяли специально обученных собак.

Наступление началось в 7 ч. 30 мин. 14 апреля 1945 года после 15-минутного огневого налета нашего дивизиона. Во время боя я со своими разведчиками обращал особое внимание на появление новых целей, в особенности – на подходящие резервы противника, чтобы не допустить невыявленной ни одной его цели. Конечно, разведку вели и лично командиры подразделений: командир дивизиона майор Фисун, командиры батареи офицеры Тюрин, Шатохин, Черненко. Причем командирская разведка, можно сказать, являлась главной: ведь командир немедленно принимал решение на поражение цели, мешавшей продвижению вперед пехоте.

Под прикрытием нашего огня пехота с танками успешно овладела первой траншеей противника, ворвалась на окраину городка, где встретила упорное сопротивление немцев из окон, подвалов домов. Особенно губительным был огонь из пулемета, расположенного в кирхе. Попытка разрушить кирху и уничтожить пулемет огнем из 45-миллиметровых пушек, а также с закрытых огневых позиций нашего дивизиона, успеха не имела. Пришлось одну гаубицу 122-миллиметрового калибра выдвигать на прямую наводку. После нескольких выстрелов кирха была разрушена, пулемет уничтожен. Правда, это заняло значительное время, в результате чего был замедлен темп наступления.

Уличные бои

В городке завязался упорный уличный бой. В нем пришлось участвовать и артиллеристам, находящимся на наблюдательных пунктах. Мы, вооружившись гранатами, совместно с пехотой выбивали немцев из домов. Задачу овладеть городком Ортвиг мы выполнили к исходу дня. Свои разведданные мы передали представителям артиллеристов 3-й Ударной армии и в ночь на 15 апреля, совершив 30-километровый марш, заняли боевой порядок в составе своего полка на Кюстринском плацдарме, имея задачу с утра своим огнем поддержать разведывательные действия наших войск. В нашем распоряжении был остаток ночи, а работы было достаточно: в первую очередь надо было оборудовать окопы для орудий, наблюдательных пунктов, замаскировать их. Топогеодезическую подготовку боевого порядка, обеспечение боеприпасами штаб полка организовал накануне. Так что нам осталось только точно занять отрекогносцированные места, сориентировать орудия и приборы и быть готовыми к открытию огня.

А накануне, 14 апреля, здесь наши усиленные батальоны вклинились в первую позицию противника, нанеся ему значительный урон. Как я уже писал выше, маршал Г.К. Жуков потребовал для развития успеха передовых батальонов ввести в бой свежие силы.

В 15 ч. 00 мин. 15 апреля после 15-минутного огневого налета в бой было введено еще 8 стрелковых полков первых эшелонов 5-й Ударной армии. Вместе с танковой бригадой, тремя танковыми полками, при поддержке пяти минометных бригад, двух минометных полков, семи артиллерийских бригад, артиллерийского дивизиона особой мощности, десятью дивизионами легких пушечных и гаубичных полков они после ударов авиации, перейдя в решительную атаку, начали взламывать вражескую оборону.
301-я стрелковая дивизия нашего корпуса была введена в бой в полном составе.

В воздухе раздался орудийный грохот: тысячи стволов орудий поддерживали атаку пехоты и танков. Небо рассекли огненные шлейфы – это заработали гвардейские реактивные установки, поднимавшие густые коричневые клубы дыма. Со стороны противника послышались громкие раскаты взрывов.

Должен сказать, что командиры всех степеней: батальонов, полков, дивизий, корпусов – командарм нашей 5-й Ударной армии генерал-лейтенант Н.Э. Берзарин находились на командно-наблюдательных пунктах и руководили боем.

Я, находясь вместе с командиром дивизиона майором Фисуном на наблюдательном пункте, с помощью своих разведчиков внимательно наблюдал за полем боя, засекая появляющиеся цели противника, мешавшие наступлению наших войск. Для успешного выполнения этой задачи мы даже с утра успели организовать сопряженное наблюдение (засечку целей с двух пунктов). Это позволило нам точно определять их координаты и поражать огнем дивизиона.

Обманули противника

Противник отчаянно сопротивлялся, била его артиллерия, захлебываясь, строчили пулеметы, бушевала настоящая огненная буря. В небе появились даже фашистские самолеты-снаряды. Два из них взорвались недалеко от переправы через реку Одер, сделав воронки размером с одноэтажный дом.

Но наши солдаты и офицеры шли бесстрашно и уверенно вперед. По своим размахам это было настоящее наступление!

Именно так его ошибочно оценило гитлеровское командование. 15 апреля было опубликовано обращение Гитлера к солдатам и офицерам Вермахта. В нем говорилось:

«...Мы предвидели этот удар и противопоставили ему сильный фронт. Противника встречает колоссальная сила артиллерии. Наши потери в пехоте пополняются бесчисленным количеством новых соединений, сводных формирований и частями фольксштурма, которые укрепляют фронт. Берлин останется немецким! Вена вновь будет немецкой!»

По приказу Гитлера на отражение наступления была привлечена вся артиллерия Одерского фронта. На передний край гитлеровское руководство подтянуло резервы из-под Берлина. За два дня боев мы во многих местах захватили первую позицию, продвинулись на 3 – 5 км, кое-где ворвались на вторую, а 301-я стрелковая дивизия достигла даже третьей позиции, захватив города Гольцов и Цехин.

К исходу дня 15 апреля наши войска выполнили свою задачу, и наступление было приостановлено, а гитлеровское руководство посчитало наше наступление неудавшимся.

Подводя итог разведывательным боевым действиям, надо сказать, что была выявлена система огня противника, уточнены слабые места в его обороне, взята первая позиция, разгромлено несколько частей врага и уничтожено много его боевой техники, что ослабило его главную полосу обороны. В таких масштабах разведка боем за всю Великую Отечественную войну проводилась впервые.

И самый важный итог – это значительно облегчило выполнение главной задачи Берлинской операции, начавшейся 16 апреля 1945 года, в результате которой противостоявшая группировка фашистских войск была разгромлена, Берлин капитулировал, за ним последовала и капитуляция Германии. Говоря другими словами, эта разведка боем внесла значительный вклад в победу Советского Союза в Великой
Отечественной войне.
Автор: Владимир Жилкин
Фото из архива В. Жилкина

Комментарии

Другие новости раздела «Великой Победе посвящается»


Великой Победе посвящается Расписался на стене Рейхстага 20.01.2010 Ветераны Великой Отечественной войны, кровью завоевавшие великую Победу, – живая история, пример стойкости, мужества и преданности Родине. И сегодня бывшие фронтовики продолжают свою благородную миссию – передают новым поколениям эстафету памяти и патриотизма. Среди них – Владимир Алексеевич Жилкин, кавалер двух орденов Красной Звезды, двух орденов Отечественной войны, медалей «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За боевые заслуги». Кроме боевых наград у Владимира Алексеевича есть два Почетных знака города Ярославля за личный вклад в патриотическое воспитание молодежи. Рвались на фронтКогда началась война, Владимиру Жилкину было 16 лет. Жил он с матерью и двумя старшими сестрами в Гаврилов­Ямском районе, учился в Великосельской школе. С первых же дней войны многие его земляки ушли на фронт, в том числе сестры Вера и Зоя. Рвались на войну и школьники. Они даже отправились в Гаврилов­Ям записываться в состав формировавшейся Ярославской коммунистической дивизии. Ребят постарше зачислили в строй, остальных, в том числе и Володю Жилкина, отправили назад – учиться. Как же им было обидно, ведь они прошли пешком семь километров, горя желанием попасть на фронт. Военный комиссар обнадежил ребят: дескать, когда потребуется, позовем.     Великой Победе посвящается Отважный летчик 07.12.2010 Иван Васильевич Пащенко – Герой Советского Союза, полковник в отставке, прославленный летчик-штурмовик, в годы Великой Отечественной войны сражался за освобождение Молдавии, Румынии, Венгрии, Болгарии, Югославии, Австрии. С осени прошлого года бывший фронтовик живет в Ярославле. Завтра, в День героев Отечества, 88-летний ветеран будет принимать поздравления.