Наши за рубежом

26 Марта 2013
В сентябре 2012 года в рамках фестиваля «Архитектура движения»  в Городском выставочном зале имени Николая Нужина открылась  необычная выставка – «Верни себя городу». Люди, уехавшие в разные годы из Ярославля в другие страны мира и города России, прислали свои впечатления о том месте, где они живут сейчас.  В «Городских новостях» уже вышли рассказы наших земляков, перебравшихся на ПМЖ в Мексику, Аргентину, Швецию, Бельгию. А вот ярославна Катя Найгум (в девичестве Доброхотова) живет в настоящее время в немецком Лейпциге. 

Знаете, в Германии все располагает к тому, чтобы впасть в детство. Немцы, и я с ними за компанию, учатся долго... Нет, даже не так, они учатся очень долго. Обстоятельно решают, что они хотят делать, меняют направления учебы, уезжают учиться на год в другие страны, участвуют в социальных проектах и программах, в общем, ищут себя. Я тоже решила поучиться. Во-первых, мне очень понравился университет и сама идея того, что я снова вернусь в прекрасное время студенчества. Мои студенческие годы в Ярославле были очень веселые. Да и потом я со всей ответственностью заявляю, что филологией стоит заниматься просто потому, что в этой сфере встречаются прекрасные, думающие и абсолютно бескорыстные люди. Во-вторых, мой немецкий «хромал», что вполне естественно, поэтому посещение лекций стало неплохой, а главное, бесплатной альтернативой посещению курсов изучения этого языка. В-третьих, меня взяли в магистратуру, где расписание не очень напряженное, преподаватели помнят каждого студента по имени и даже угощают кофе. В магистратуре я стала учить еще и чешский язык. 

В Германии есть такое выражение, характеризующее Берлин: «Бедный, но сексуальный!». То же самое применимо и к Лейпцигу. Этот город входил в состав ГДР. После падения Берлинской стены из Лейпцига уехали на Запад многие предприимчивые люди, а сюда хлынул поток мигрантов. В городе осталось много полуразрушенных домов, в которые заехали художники, студенты и просто те, кому жизнь на Западе была не по карману. И до сих пор в Лейпциге можно найти очень дешевое жилье или снять комнату за 100 – 150 евро в месяц, что в других городах Германии почти нереально.

Обратная сторона медали – это отсутствие работы, особенно хорошо оплачиваемой. После нескольких неудачных попыток устроиться на работу в «Porsche» и «BMW» я нашла-таки место… научного сотрудника в НИИ, которое занимается «когнитивными исследованиями» и «неврологическими науками». Это с моим-то филологическим дипломом! Научным сотрудникам платят в Германии хорошо, к тому же работа совсем не мешает мне параллельно быть магистрантом и учить чешский. 

  Наверное, мне суждено было уехать из России, чтобы в Германии встретить русского мужа. С Сергеем мы познакомились на следующий день после моего приезда. Компьютер, который я привезла с собой, никак не хотел подключаться к сети в офисе. Мне сказали, что придет специалист, и ты, мол, ему все объяснишь. Специалист пришел, а я немецкого не знаю. Начала ему рассказывать на английском о своих бедах, совершала вращательные движения, пытаясь изображать подключение компьютера к воображаемому кабелю. Сергей смотрел на меня, улыбался, а потом говорит на чисто русском: «Я английский не очень хорошо знаю, может, ты попробуешь на нашем объяснить?» Сергей положительно отличался от немецких мужчин: он дарил мне цветы, подарки, частенько приглашал «сходить куда-нибудь». Наши походы завершились через полгода в средневековом замке города Вурцен, когда мы оба произнесли «Ja!», обменялись кольцами под песню Майкла Джексона. Так образовалась наша маленькая русская ячейка общества. 

На мой взгляд, мы, выходцы из постсоветского пространства, делимся на две категории. В первую группу входят те, кто не получил вид на жительство. На этом этапе мы Германию любим, нам здесь очень хорошо, мы не понимаем, почему нас, таких хороших, не хотят тут оставить, ведь мы так мечтаем честно работать и платить налоги немецкому обществу. А вот те, кто получил вид на жительство, – это и есть вторая группа. Налоги перестают платиться совсем или минимизируются до сумм, которыми можно будет прикрыться на суде. При этом мы продолжаем ходить в русское консульство голосовать за Путина, чтобы и «в России все наладилось». Здесь очень остро ощущается нехватка друзей и семьи. Мое сердце их не отпускает.

Автор: Владимир Кобылинский

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»