Как Олеся свой Тыгыдым создавала

7 Марта 2018
В этой сказке скачет Тыгыдымский конь, завидуют чиновники, пакостят плохие люди и помогают хорошие. Но главное, сказка эта женщины и про женщину – про Олесю Дегтяреву.
1 / 2
Детство без родителей
Сказка эта началась с того, что муж подарил Олесе коня. Нет, не так… В маленьком городке Ленинградской области на берегу реки Сясь среди вцепившихся в песок сосен и огромных ледниковых валунов появилась на свет Олеся. Мама – бухгалтер, папа – водитель, а бабушка – ведунья. Папа сочинял Олесе сказки, читал ей по-старославянски и играл в лошадки. Бабушка знала, как перепекать детей, снимать порчу и заговаривать грыжу. А мама умерла, когда к числу прожитых Олесей лет прибавился первый нолик.

Мама ушла весной, когда рыхлый лед Сяси готов был с грохотом сорваться в Ладожское озеро. Папа носил эту боль все лето. Потом папин мотоцикл врезался в сосну, перевернулся и раздавил ему сердце. Ехавший рядом в коляске Олесин крестный говорил, что на дорогу вышла Олесина мама и позвала папу с собой. А папа маму очень любил. Бедная-бедная сирота Олеся. Ни кола, ни двора...

После ухода родителей Олеся год жила немтырем. Потом оправилась, выучилась, стала юристом. Вырастили ее мамины родственники в Вологде.
Первый Олесин муж был скрягой. В супружеском доме ей не принадлежал даже коврик под мусорным ведром. Бывало, с маленьким сыном на руках выставлял он Олесю из квартиры. Наконец она рассердилась и дала слово заработать квартиру. Заработала и оставила мужа.

Вскоре Олеся встретила вологодского адвоката Александра Мазалецкого. Внешне и характером Саша походил на Олесиного отца и тоже прекрасно плотничал. «Это он!» – поняла Олеся. В 2011 году в новой семье родилась Ангелина. На рождение дочери Саша и подарил жене ганноверского жеребца Падеграса, по-домашнему Пашу.

Перевернуть жизнь
Отказаться от денег ради мечты, бросить престижную работу и перевернуть жизнь дано единицам. Олесе с Сашей – дано.
Тринадцать лет Олеся отработала адвокатом в арбитражных процессах, Александр – адвокатом в уголовных. Жили они и в Вологде, и в Москве, и по всей России.

– Бывало, дома я пряталась с головой под одеяло и рыдала: больше в суд не пойду, – вспоминает Олеся. – Арбитраж обнажает самые мерзкие человеческие свойства. Ложь там норма. Подлог документов – честь. Все ради денег.

Отдыхать от безнравственности Мазалецкие ездили в деревни. Глазом мастера Александр находил необычные деревянные постройки, Олеся узнавала их историю. Вместе собирали рецепты деревенской кухни, записывали старинные поверья, местные обряды. Увлечение этнографией манило переселиться «на землю». Помог конь.

Объезжая Падеграса, Олеся упала и сломала ногу. Пашу поставили в чужую конюшню, своей не было. В этот раз надолго. Пришли забирать, а конь избит. Видимо, без Олеси чудил. Решили строить сами. Не конюшню, сказочную деревню! Попросили землю в Вологде, там отказали. Глава Пошехонского района Николай Белов в сказку поверил и дал в аренду землю у села Федорково, за что ему Олеся по сей день благодарна. Ребята продали машину, московскую квартиру, накупили стройматериалов. Так семь лет назад в чистом поле была заложена пока безымянная деревня.

Хорошие люди помогали
Пошехонцы повели себя по-пошехонски. Ребята завершали юридическую практику в Вологде и в Федорково бывали наездами. Стройплощадку охранял сторож с кавказской овчаркой. Стройматериалы он распродал.

– Их вывозили тракторами по ночам, – сокрушается Олеся. – Это же крали нашу машину и квартиру!

Собака исчезла тоже. Через несколько месяцев ребята ее нашли. Несчастную вывели из подвала – исхудавшую, облезшую, кровоточащую. Сторож продал и ее. Собаку повязали, щенят, разумеется, распродали.

Кража подкосила Олесю с Сашей на два года. Зарабатывать пришлось снова. Однажды съездили в Кукобой к Бабе Яге и задумались: как же быть? А ганноверский жеребец под окном скачет «тыгыдым-тыгыдым». «Что предложить туристам?» А Падеграс обратно «тыгыдым-тыгыдым». «Как придумать необыкновенное?» А Паша снова для недогадливых «тыгыдым-тыгыдым».

– Тыгыдым надо назвать деревню! – вскричала Олеся.

Ребята бросились в Интернет.

– А там про Тыгыдым ничего! – с облегчением вспоминает Олеся. В 2015-м решили переезжать в Тыгыдым. Нанятая стройбригада готовила к их приезду старинный «дом с башней», слала фотоотчеты, получала зарплату. Приехали 1 мая. Дом стоял без полов и окон. Бригады не было уже месяц. Расположились на тюках с утеплителем в единственной пригодной комнате. Саша утеплял ее всю ночь.

Но не все пошехонцы злые. Добрых Олеся вспоминает тепло:

– Елена Апполинарова, семья Штаревых, дядя Саша и тетя Лида Сахаровы. Кто-то сделал временную регистрацию, потому что жилья у нас больше не было. Кто-то топил для нас баню. Дядя Саша передал Саше (мужу) секреты старинного санно-тележного мастерства.

В мае 2015-го Тыгыдым принял первых туристов. Пошехонская власть поначалу этому радовалась. А потом перестала.

Вдруг обнаружилось, что часть арендованной под Тыгыдым земли по документам «съехала» в водохранилище. Мазалецкие попросили разобраться, а до этого решили платить за землю частично.

– Я готовила обед и вдруг увидела, что под окном незнакомая женщина шагами меряет дом, – вспоминает Олеся.

Незнакомка объяснила, что Тыгыдым находится здесь незаконно и скоро его снесут. Ребята вызвали полицию, подключили прокуратуру. Бульдозеры остановили, а вредительство – нет. Тыгыдымцам отключали электричество, «кошмарили» сочувствующих им пошехонцев. Геометрически множились долги по аренде: в итоге больше 7 миллионов рублей. Приходили и с предложением сделать Тыгыдым муниципальным предприятием. Ребята отказались.

В конце 2016 года в школу к Олесиному сыну пришел участковый и потребовал объяснить, почему он живет здесь, а зарегистрирован в Вологде. Тогда Олеся написала в соцсетях: «Возьмите Тыгыдым к себе». Их приглашали в Переславль, Сергиев Посад и даже в Крым. Приехали и с «Ярославского взморья», позвали деревню к себе.

Открыта новая страница
16 января этого года этнографическую деревню Тыгыдым открывали заново на «Ярославском взморье». Освятили часовню в честь покровителей семьи Петра и Февронии. Олеся рассказала, как в русской печи перепекали детей, угостила бездрожжевым пирогом – «намазенькой» и ярославской «душепаркой». Показала, где встанет мельница, где амбары с утраченными русскими ремеслами, где бани – белая, черная и с русской печью. В общем, деревня живет. После открытия к ней даже пристали новые жители: бывший бомж, теперь тыгыдымский сторож, и ярославна, которую из дома выгнали дети. Олеся привечает людей с тяжелой судьбой. Они свои, тыгыдымцы.

Начинается у деревни и новая медийно-коммерческая жизнь. Тыгыдым – жемчужина «Ярославского взморья», а «Взморье» – бриллиант в короне ярославского туризма. Потому Тыгыдым будут пропагандировать. Например, на этот сезон у туробъекта уже есть 8,5 тысячи предоплаченных туристов с теплоходов, которые пристанут на «Взморье». Предоплатил туры владелец группы компаний «Агранта» – главный инвестор «Ярославского взморья» Сергей Бачин.

А что дала воплощенная в жизнь утраченная детская сказка Олесе? Дала себя, мужа, семью.

– Мы с Сашей перестали ссориться, стали лучше понимать друг друга. До того ругались, как все. Мы оба юристы и оба были равны. Так сложно было чувствовать себя женщиной или мужчиной.

ОЛЕСИНА СКАЗКА
В чистом поле жили люди. Жили плохо. Из­за ссор не было у них ни кола, ни двора. Однажды увидели люди – прекрасный конь бежит. Грива по ветру вьется, из ноздрей пар валит. Стали они коня ловить. По одному не смогли... Всем миром словили. Срубили конюшню. Понравилось им трудиться вместе, и выстроили они целую деревню. По стуку копыт волшебного коня прозвали ту деревню Тыгыдым, а коня Тыгыдымским. От коня же получила деревня колдовской дар – тыгыдымцев от врагов прятать. Ни один злой человек с тех пор в Тыгыдым войти не мог.
Автор: Елена Солондаева
Фото автора

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта: