Дом с портретом Терешковой

6 Декабря 2017
«Помогите, мы живем в ужасных условиях! Штукатурка на нас с потолка сыплется, стены – в трещинах. А на днях на чердаке прорвало трубу с горячей водой, так у нас вообще все кипятком залило!» Это слова жителей дома № 9 по улице Свободы, которые пришли просить помощи  в редакцию «Городских новостей».

Фасад с барельефами

Дом с портретом Валентины Терешковой, первой женщины-космонавта, нашей землячки, – одна из достопримечательностей Ярославля. Типичная картина: около аккуратного фасада трехэтажного дома на улице Свободы останавливается турист и начинает фотографировать. Еще бы, ведь далеко не каждое здание далеко не в каждом городе посещала Валентина Владимировна. А здесь она даже начинала делать свои первые шаги к покорению космоса – именно на Свободе, 9 в клубе ДОСААФ наша «Чайка» занималась в парашютной секции. Ее знаменитое «Небо, сними шляпу!» – это и про дом на улице Свободы.

О славном прошлом дома напоминают мемориальные таблички, патетические барельефы с изображением летчиков. Правда, торжество соцреализма во внешнем облике дома нарушают современные вывески – баров, магазинов и прочих заведений здесь великое множество. Но если бы речь шла лишь о соседстве рекламы и героических барельефов на одном фасаде…

Ваш вход – со двора

В этом доме до сих пор живут люди. В коммунальных квартирах. Только вход у них не с парадного фасада, богато украшенного расписными вывесками баров. Настоящие хозяева дома, у кого есть все документы, подтверждающие право собственности на квадратные метры, заходят со двора.

А здесь пафос нарядного фасада сменяется грустной картиной всеобщей разрухи и безысходности. Наверное, если бы во входную дверь не был врезан кодовый замок, то никто бы и не подумал, что здесь можно жить. На покосившихся стенах паутина трещин, штукатурка осыпалась, между дверью и дверным проемом – щели.

– Мои соседи по коммуналке уже уехали, бросив комнаты, – говорит жительница квартиры № 1 Надежда Жирнова. – А у меня это единственное жилье, другого нет. Не на съемную же квартиру мне отсюда перебираться! Хорошо, соседи разрешили пользоваться их комнатами.

Надежда ведет на экскурсию по коммуналке. Из металлической двери выходит мужчина.

– Это не жилец, это арендатор, – поясняет женщина. – У них тут фирма расположена, так они перегородили вторую лестницу, ходят там. Но, как видите, и к нам пробираются. А мы по их лестнице не можем пройти, нам только одну оставили.

Грибок, кальян, потоп…

Переступаем порог жилой части. И сразу попадаем в маленький коридорчик. Света там уже давно нет: стены и потолок отсырели настолько, что штукатурка давно осыпалась, вывалился бетон, остался деревянный каркас стены, сквозь который проглядывает соседнее помещение – кухня. Неудивительно, что коридор темный: проведи туда электричество, тут же случится короткое замыкание. Удивительно, что на кухне по соседству свет имеется.

Не менее странно и то, как в таких антисанитарных условиях женщина умудряется готовить еду. Высоченные потолки от застарелых подтеков давно приобрели буро-коричневый цвет, на щербатых стенах бурно разросся грибок. Время от времени отваливаются куски штукатурки, и хорошо, если они попадут не в кастрюлю с едой и не на жительницу дома.

– Не думайте, что я такая грязнуля. У меня все чисто! – оправдывается Надежда и ведет в комнату.

И правда, на огромных окнах чистые занавесочки, мебель аккуратно расставлена, все вещи – в идеальном порядке. Любо-дорого посмотреть на жилье образцовой хозяйки. Но… стоило Надежде переступить порог своей комнаты, как она начинает подкашливать.

– Прямо подо мной – кальян-бар. Днем еще куда ни шло, клиентов там немного. А вечером… все курят и дым прямо ко мне в комнату поднимается, – объясняет женщина. – Я не курю. И не знаю, что курят в кальянной. Но что бы то там ни было, почему я этим должна дышать?

Еще одна причина подкашливания Надежды – отсыревшие потолок и стены.

– У нас был потоп, – продолжает она. – Недавно на чердаке прорвало трубу с горячей водой. Так кипяток хлестал! Ужас, что было, настоящая парилка. Хорошо еще никто не обварился. У меня с потолка натекло на посуду, сколько одежды испортилось. А что на третьем этаже творилось!

Не признан аварийным

Идем на третий этаж. Там тоже коммуналка, но жильцов больше. И тоже сначала проходим на кухню. Плита, мебель, посуда кое-как наставлены: хозяевам предстоит оттирать последствия потопа.

– Не надо ко мне заходить, – смущаясь, говорит Елена Константиновна.

У нее, пожилой женщины, в комнате намокшие вещи кое-как разложены, осталось лишь немного места на диване. Бабушке все-таки иногда хочется прилечь, отдохнуть. А после недавнего потопа она на нервах расхворалась.

Зато к себе в комнату ведет ее соседка Ольга Николаевна. Комната у нее как игрушка: чистые обои, аккуратная мебель, натяжной потолок.

– Этот потолок у меня пузырем висел! Сто литров воды вычерпала. Какое счастье, что он не лопнул, иначе бы у меня все вещи испортились, – говорит она.

Женщины уверены, что потоп не случаен. За несколько дней до этого они слышали, как кто-то посторонний ходил по дому, потом обнаружили, что дверь на чердак погнута. Может, какой-то злоумышленник пробрался?

– У нас ведь и потопы бывают, и пожары – из-за проводки. Вот несколько лет назад проводка загорелась: была ранняя весна, снег начал таять и залил провода. Ну и заискрило, – говорят они. – А в пожаре у нас мужчина погиб – угарным газом отравился, спасти не смогли.

– А расселять ваш дом не собираются? – интересуюсь у жителей, в очередной раз с ужасом оглядывая обвалившиеся до деревянной арматуры стены и замотанные изолентой провода.

– Так наш дом не признан аварийным! – отвечают жители. – А значит, мы не попали в программу расселения.

Надежда достает увесистую папку с документами. В ней – переписка с всевозможными инстанциями. И с районной администрацией, и с управляющей компанией, и с прокуратурой, и с депутатами… Куда только не писали жильцы. И отовсюду исправно получали ответы.

Почти летопись

В 2016 году из областной прокуратуры пришел ответ, что износ дома составляет 62 процента и что «заявлений в межведомственную комиссию об оценке помещений в доме № 9 по улице Свободы не поступало, аварийным дом не признавался». В этом же документе написано, что в планах на 2017 год – капитальный ремонт крыши. О планах на ремонт свидетельствует и ответ из районной администрации, датированный ноябрем 2016 года: «заключен договор на изготовление проектно-изыскательских работ на ремонт крыши». Там же сказано, что данный дом включен в проект краткосрочной программы капитального ремонта на 2017 год. 2017 год подходит к концу, к ремонту крыши никто не приступал.

– Этого дома в краткосрочной программе капитального ремонта, рассчитанной на ближайшие три года, нет, – пояснили в региональном фонде капитального ремонта.

Жаловались жители на шум из баров, расположенных на первом этаже, а полиция и прокуратура ответили, что фактов нарушения тишины не установлено.

Удивительно, но большинство ответов заканчивается предложением жителям, в случае если их что-то не устраивает, обращаться в суд.

Среди документов у Надежды Жирновой есть и еще один – «Охранное обязательство собственника на объект культурного наследия». Этот документ фиксирует перечень обязательств, которые накладывает на Надежду Жирнову департамент культуры по охране дома, являющегося памятником регионального значения.

– Мы не имеем права ничего переделывать в доме. Но неужели мы не имеем права на жизнь в нормальных условиях? – вопрошают жители. – Перед тем как приватизировать жилье, нам обещали, что сделают капитальный ремонт. А теперь отвечают: вы собственники, вы и делайте.

Они прекрасно понимают, что своими силами дом до нормального состояния не довести. Да и нужно ли? Жители приводят в пример дома по соседству: их уже давно расселил инвестор, а комнаты перепрофилировал под офисы. Найдется ли инвестор для дома с барельефом Терешковой?
Автор: Ольга Скробина
Фото Сергея ШУБКИНА

Комментарии

Другие новости раздела «Общество»


Здесь могла быть ваша реклама
Здесь могла быть ваша реклама
Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама