Не предать забвению

11 Октября 2017
6 октября у мемориала жертвам политических репрессий близ деревни Селифонтово Ярославского района прошел поминальный митинг с возложением цветов.
Дата и место не случайны. С 3 по 6 октября 1938 года здесь были расстреляны 187  жителей Ярославской, Костромской и Ивановской областей. Решением выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР они обвинялись в антисоветской агитации и пропаганде по 58-й статье и объявлялись «врагами народа».

Место массового расстрела было обнаружено благодаря рассказу жителя деревни Селифонтово Николая Кулагина. В 1989 году на месте захоронения были начаты раскопки. Погибших идентифицировали по найденным при раскопках предметам. Так, по модельной туфельке и светлым волосам, заплетенным в две косички, удалось опознать второго секретаря обкома ВЛКСМ Анну Смирнову. В числе расстрелянных были митрополит Ярославский и Ростовский Павел (Борисовский), архитектор Николай Спирин, учитель начальной школы Александр Дощечкин, экономист Николай Устинов, 10 председателей райисполкомов, 22 руководителя предприятий и организаций, 7 секретарей комитетов ВКП(б). Монумент с 12 табличками с именами расстрелянных был открыт в 1994 году.

На митинге помимо активистов  ярославской Ассоциации жертв политических репрессий присутствовали  реабилитированные граждане Ярославской области и соседней Костромы, представители городской и областной власти, воспитанники отряда «Юный друг полиции» Туношенской школы.

– На митинг,  несмотря на преклонный возраст, ему уже за девяносто, пришел и Михаил Пеймер. Михаил Николаевич сидел в Воркутлаге с 1945 по 1952 год, – сказала председатель правления ярославской Ассоциации жертв политических репрессий Валентина Мавроди.
Каждый, кто пришел сюда в этот день, держал в руке свечу, вспоминая родных и близких. У Алевтины Ивановны Таннер, ей уже 95 лет, в 37-м пострадал отец. За отказ  вступать в колхоз  он был репрессирован, сослан в Магнитогорск, а затем расстрелян.

Майору медицинской службы Анатолию Николаевичу Морозову дорога к памятнику хорошо знакома. Этой дорогой вели на расстрел его деда. Василий Дмитриевич Тюнькин 1893 года рождения работал начальником планово-финансового отдела областного управления связи. После ареста год провел в Коровниках. В своих письмах он сообщал жене и дочери Лидии, которой на тот момент было 25 лет, что здоров и спокоен. Супруга пережила его ненадолго, умерла в 1944 году. Все волновалась, что и за ней придут. Вот сердце и не выдержало.

У Нины Ивановны Тютяевой в 1938-м арестовали отца. Случилось это в Ростове-на-Дону. Иван Маслов работал в райкоме комсомола, было ему всего 18. Он неосторожно высказался в защиту маршала Тухачевского, которого арестовали и вскоре расстреляли. 10 лет Иван провел в Печорлаге. В ИТЛ познакомился с будущей женой, которая работала фельдшером. Иван освободился 25 июня 1945 года, а незадолго до этого, 2 апреля, у него в лагере родилась дочурка Ниночка. За время отсидки этот человек-кремень горя хлебнул сполна. Участвовал в советско-финской войне, где заключенных ставили в первые ряды, как пушечное мясо. А спасло Ивана то, что он сидел с членами осетинского райкома партии, которые создали бригаду лесорубов. Юноша кашеварил у них, и они его всячески оберегали. Кстати, он дружил с дочерью Тухачевского Светланой, с которой познакомился в лагере. Та 20 лет провела в заключении и ссылках.

– В этой дружбе нет ничего удивительного. В Печоре, в школе, где я училась, половина класса были дети репрессированных, а половина – энкавэдэшников. Мы отлично  ладили между собой, – вспоминает Нина Ивановна. Иван Родионович прожил до 80 лет.  

– Оправданий террору быть не может, какими бы благими целями ни прикрывались правители. За 1937 – 1938 год было арестовано 1 миллион 600 тысяч человек, из них более 680 тысяч расстреляно, – сказала, выступая на митинге, Валентина Мавроди.

Материалы о погибших в Селифонтове включены в первый том Книги памяти «Не предать забвению». Всего издано девять томов книги и готовится к изданию десятый. В августе в Фонд памяти города Москвы переданы природные камни из двух памятных мест нашего региона, связанных с периодом репрессий. Несколько камней – бесстрастных свидетелей трагических событий – отправлены в столицу и с места массовых захоронений близ деревни Селифонтово. Они станут частью масштабного монумента «Стена скорби», открытие которого состоится 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий.
Автор: Анастасия Соловьева
Фото предоставлено Валентиной Мавроди

Комментарии

Другие новости раздела «Из истории»


Здесь могла быть ваша реклама
Здесь могла быть ваша реклама
Опрос

Вы выписываете бумажные издания?

Связаться с редакцией
Приёмная:
+7 (4852) 30-76-08
Эл. почта:
Здесь могла быть ваша реклама